ОРПХ - не просто аббревиатура…

ОРПХ - не просто аббревиатура…

В октябре 2011 года ОРПХ был переименован в MONT BLANC

 Новый сезон в пластической хирургии, точкой отсчета которого принято считать сентябрь, – это всегда время, когда пациентов интересует вопрос: «А что новенького?» С каждым годом осведомленность и требовательность пациентов все возрастает, и клиники в своем постоянном совершенствовании техник и методик только способствуют этому процессу. Эстетическая медицина накрепко вошла в нашу жизнь – развиваются частные клиники, а уважаемые многопрофильные медучреждения считают теперь необходимым иметь сильное Отделение пластической и реконструктивной хирургии.  Отделение Пластической и Реконструктивной Хирургии на базе ЦКБ №6 ОАО «РЖД» – это одно из наиболее известных и уважаемых учреждений, существующее уже более 10 лет. О том, «что новенького», мы говорим сегодня с заведующим ОРПХ, к.м.н., пластическим хирургом Сарваром Бакирхановым.

Корр.: Сарвар Казимович, в аббревиатуре ОРПХ, которая для многих и многих пациентов уже стала именем нарицательным и синонимом качественной работы, есть два принципиальных слова – «реконструктивная» и «пластическая». Насколько они оправдывают свое существование?

С.К.: Формат клинической больницы высокого уровня предполагает наличие не просто «эстетического» отделения, а полнокровного, максимально приближенного к большой медицине центра. База такой авторитетной клиники, как  ЦКБ №6 ОАО «РЖД», дает нам возможность комплексно подходить к решению самых разных проблем. Мы располагаем штатом высококлассных специалистов, значительными площадями, самым современным оборудованием, в том числе реанимационными. Изначально при создании ОРПХ мы следовали несколько иной философии. Мы не хотели быть очередным центром красоты – каких много в центре города и где кроме богатого антуража больше, порой, не встретишь ничего. Мы не пошли по легкому и необременительному пути, когда, знаете, при центре выполняются самые «ходовые» и незатейливые операции с целью извлечения максимальной прибыли: протезирование груди, открытая ринопластика и вакуумная липосакция. Мы посчитали – через пару лет планка требований пациентов к качеству и спектру услуг будет настолько высокой, что такие мини-клиники себя изживут. И мы пошли по более тернистому, но единственно верному, на наш взгляд, пути. И на сегодняшний день мы уже выполняем такие коррекции, которых не встретишь в перечне услуг некоторых даже самых именитых клиник. За этим к нам и приезжают в ОРПХ. 

Корр.: За счет чего достигаются такие показатели?

С.К.: В ОРПХ мы давно проводим особенную стратегию подбора медперсонала, которая заключается в том, что пациент со своими пожеланиями и проблематикой, попадает к нужному, узкоспециализированному доктору, который является первым в своей области.  В этом случае, пациенту гарантирован и результат, и безопасность.

Корр.: Что делаете вы, чего не могут многие другие?

С.К.: Во-первых, это весь спектр интимной женской и мужской пластики, которая набирает все большую популярность среди пациентов. Имея огромный опыт в этой сфере, я принял решение обратиться в патентные организации России, чтобы зафиксировать свои авторские методики. Кроме того, мы активно развиваем направления артроскопии, лапароскопии и флебологии – именно с эстетическим уклоном. Ведь проблемы со здоровьем в этих областях, они обязательно проецируются на показатели внешности. Плюс, при ОРПХ работают уникальные специалисты в области торакоскопической хирургии. В этом году мы уже прооперировали более 50 пациентов с диагнозом врожденная деформация грудной клетки – это функциональный и эстетический дефект, перед которым бессильны практически все клиники пластической хирургии. Многие вмешательства проводятся на современном оборудовании с применением эндовидеотехники. Это позволяет нашим докторам, специализирующимся на торакоскопии, выполнять уникальные операции по пожизненному избавлению от гипергидроза, или повышенного потоотделения – симпатэктомию. Перечень можно продолжать…

 
Коррекция врожденной деформации грудной клетки

Корр.: А что нового именно в пластической хирургии? Осенью модно говорить о революционных способах омоложения лица. Насколько известно, в ОРПХ выполняют все существующие классические вмешательства – круговой, SMAS-лифтинг, эндоскопические подтяжки, установка плат-фиксаторов «эндотин»… Какие инновации в этом сезоне?

С.К.: Я бы не стал говорить, что революции в пластике лица случаются каждый сезон – это не профессионально. Ведь фейслифтинг – это самая кропотливая и вдумчивая операция, которая не терпит экспериментов. Лишь проверенные временем и улучшенные в ежедневной практике хирурга способы омоложения мы принимаем для себя. Наши хирурги обладают многолетними навыками в омолаживающих коррекциях, и это позволило нам разработать собственный план вмешательства – мы назвали его Макс-лифтинг (Macs-lift). Он находится на стыке SMAS и эндоскопии и позволяет нам добиваться наиболее оптимальных результатов при меньшем травматизме.
Да, вы правы, мы являемся одним из немногих центров в России, врачи которого применяют платы-фиксаторы «эндотин», сочетая их с эндоскопическими и классическими коррекциями мягких тканей лица. Однако помимо этого,  наши специалисты виртуозно владеют и методиками лифтинга мягких тканей лица при помощи нитей APTOS, «Тиссулифт».  Не говоря о том, что в ОРПХ эти процедуры проводят сами авторы и разработчики  методик – Суламанидзе Марлен Андреевич и Воздвиженский Иван Сергеевич.


Macs-lift

Корр.: ОРПХ известно своим комплексным подходом к коррекции послеродовых изменений. Расскажите об этом, пожалуйста, подробнее.

С.К.: Красота и эстетика касаются всех «уголков» тела, особенно тех, что привлекают противоположенный пол. После беременности и родов организм и тело женщины претерпевают существенные метаморфозы, и не всегда они благополучны. К нам обращаются за коррекцией птозированных, или «провисших» тканей живота и молочных желез. Здесь стоит сказать несколько слов об абдоминопластике - нами разработана методика невидимого шва, которая позволяет при создании гладкого и плоского живота оставлять незначительные следы вмешательства, даже если оно было объемным. Также не будет раскрытием большого секрета тот факт, что половые органы женщины после родов изменяются – наблюдается расширение влагалища, иногда во время родов происходят разрывы слизистой влагалища, промежности или малых половых губ. Понятно, что все это может вызывать физический дискомфорт, не говоря о потери радости секса. Мы выполняем весь спектр операций в сфере послеродовой реабилитации – восстанавливаем объем, структуру влагалища, поднимаем промежность, воссоздаем каркас малого таза, избавляем от недержания мочи, то есть – приводим в тот вид, каким все это было до родов. Часто для сокращения времени комплексного вмешательства и, соответственно, травматизма, мы выполняем все манипуляции в «четыре руки». Например, подтяжку молочных желез и абдоминопластику проводит один доктор, а интимную пластику – другой.


Абдоминопластика с применением методики невидимого шва

Корр.: Вы развиваете направление хирургии снижения веса. Насколько это вписывается в философию отделения пластической и реконструктивной хирургии?

С.К.: Это вписывается в нашу концепцию индивидуального подхода к каждому пациенту и наращивания арсенала методик для достижения наилучшего результата. С помощью лапароскопических техник мы выполняем ряд манипуляций из раздела хирургии похудения: бандажирование, шунтирование желудка, а также установление внутрижелудочного баллона. Затем, у нас есть хирурги, обладающие опытом подтяжки кожи тела после резкого похудения. Ну а для пациентов с нормальным весом и незначительными жировыми излишками в проблемных местах мы рекомендуем ультразвуковую, либо вибрационную липосакцию в зависимости от показаний.

Корр.: Есть ли новшества в пластике груди – самой, пожалуй, консервативной операции, где сложно придумать что-то из ряда вон…

С.К.: Пластический хирург – это, конечно, своеобразный дизайнер человеческого лица и тела. Но плох тот хирург, который будет внедрять что-то «китчевое» лишь для того, чтобы выделиться. Эту прерогативу действительно лучше оставить модельерам. Все «ноу-хау» в хирургии – это ответ на конкретную потребность. При протезировании молочных желез мы часто сталкиваемся с тем, что пациенткам очень сложно определиться с размером будущей груди. Иногда даже при идеально подобранном размере имплантатов им кажется, что грудь получилась «недостаточно большой» или «не такой аккуратной». Чаще, конечно, дамы хотят прибавить объемов. Иногда они даже не принимают в расчет, что собственных тканей для установки больших имплантатов у них недостаточно. Но красивой быть очень хочется… Таким пациенткам мы предлагаем оригинальное решение: экспандерную дермотензию. Грудь сначала незначительно увеличивается при помощи специальных имплантатов-экспандеров, ткани постепенно растягиваются, а затем пациент и хирург принимают решение, какой пышности и объема сделать молочные железы. Да, операция проходит в два этапа, и весь процесс протекает около полутора месяцев, но мы избегаем перенатяжения тканей, а женщина гарантированно получает желаемый результат.

Увеличение груди: экспандерная дермотензия

Описание операции ПЛАСТИКА ЛИЦА